Вкусно и опасно

Политика

С приходом тепла улицы Москвы, да и других больших российских городов, оккупировали всевозможные точки быстрого питания — кафе с восточной, кавказской и среднеазиатской кухней, киоски с шаурмой и другой уличной снедью. Они приходят на смену бюджетным предприятиям питания, не пережившим пандемию.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ШАУРМА

Многолетние усилия столичных властей по зачистке улиц города от низкокачественной шаурмы не дают никакого видимого результата. Более того, нынешней весной такие торговые точки переживают нечто вроде ренессанса.

Дело не только в том, что горожане потянулись на улицы и в парки нагуливать аппетит. Как оказалось, открыть киоск по продаже той же шаурмы или донеров, беляшей, чебуреков и прочего фастфуда сегодня стало проще простого. Это легкий в организации и недорогой бизнес, который окупается уже через несколько месяцев. Он даже не требует какой-либо серьезной регистрации или разрешения.

Недавно журналисты программы «Живая еда» на НТВ провели эксперимент. Они взяли в аренду готовый киоск с шаурмой за 20 тысяч рублей в месяц. Киоск был загажен до неприличия — повсюду жир, мусор, остатки пищи. Отмыв киоск, журналисты купили мясо по объявлению в интернете всего по 1400 рублей за восьмикилограммовый вертел. На мясо у продавца не было никаких документов, хотя он уверял, что оно высшего качества.

Характерно, что журналисты решили поступить как недобросовестные предприниматели, не регистрировали свой «бизнес» и никаких разрешений на уличную торговлю не получали. За неделю работы экспериментального киоска никто ни с какими проверками к ним так и не пришел, а самих покупателей ни капли не смутило то, что повар готовил шаурму без маски и перчаток, а также подкашливал (он делал это нарочно).

Образец этой экспериментальной шаурмы журналисты отправили на исследование в лабораторию Роспотребнадзора, маркировав его как «уличная шаурма по цене 140 рублей». Туда же направили образец из стационарного кафе за 280 рублей и дорогую шаурму из ресторана по цене 660 рублей. Результаты этого исследования, мягко говоря, не радуют: вся шаурма оказалась зараженной.

«Во всех образцах мы выявили бактерии группы кишечной палочки в количестве, значительно превышающем установленные нормативы, — рассказала по итогам исследования начальник отдела надзора по гигиене питания управления Роспотребнадзора по Московской области Надежда Раева. — Это означает, что качество сырья оставляло желать лучшего, и на самом предприятии, где делали эту шаурму, нарушали условия личной гигиены, просто не мыли руки. Велика вероятность заболевания кишечными инфекциями от банального расстройства кишечника до сальмонеллеза и гепатита А».

ОТКРЫВАЕМ ТОЧКУ

Открыть киоск по продаже шаурмы или выпечки в Москве может практически каждый желающий. Для старта достаточно иметь 200 тысяч рублей — это стоимость оборудования, сырья, зарплата персоналу (два повара с окладом по 30 тысяч рублей). Если такая точка расположена в хорошем месте и продает по 70 штук шаурмы в день (около 2,1 тысячи штук в месяц), то при минимальной цене 100 рублей за штуку выручка за месяц составит 210 тысяч рублей.

Стоимость аренды готовых киосков или площадей под торговлю едой, если посмотреть по базе Avito, варьируется от 30 до 100 тысяч рублей в месяц в самых проходных местах. Совершенно очевидно, что уже со второго месяца работы точка с шаурмой начинает приносить прибыль.

Это самый распространенный вариант, но есть и другие. Можно, например, загнать свой передвижной киоск в людное место (в парк, например), что тоже стоит недорого. Власти округов Москвы относят такие точки к нестационарным торговым объектам.

Если посмотреть, к примеру, базу данных префектуры по Северо-Восточному административному округу Москвы, можно увидеть объявления об аукционах на размещение передвижных торговых объектов. Так, торговый объект «Тележка» со специализацией «Сахарная вата» в московском Парке света можно разместить всего за 3750 рублей в месяц с залогом в 45 тысяч рублей. Что касается дорогих стационарных объектов, то в парке ВДНХ, например, в аренду сдается целый ряд помещений под торговые точки. Как сообщили нам в дирекции парка, стоимость аренды «строения 33» (это одноэтажный павильон площадью 51,5 кв. метра с функциональным предназначением «кафе») — от 18 тысяч рублей за квадратный метр, то есть 927 тысяч в месяц, почти миллион. Понятно, что такому стационарному кафе трудно конкурировать с дешевой уличной сетью фастфуда. Тот факт, что всевозможные шаурмичные, шашлычные, донер-кебабы и иже с ними в Москве чувствуют себя все лучше, их легко заметить, если выйти на прогулку в любой из столичных парков. Там, где еще недавно располагалось условное кафе «Березка» со вполне стандартным ассортиментом выпечки и напитков, вам теперь предложат отведать шаурму, шашлык, самсу и так далее.

ГДЕ ПРОВЕРЯЮЩИЕ?

Большинство потребителей полагает, что коль передвижные точки фастфуда встречаются на каждом шагу, то их обязательно кто-то проверяет. На самом деле никаких проверок нет. Надежда Раева подтверждает, что Роспотребнадзор до сих пор не имеет права проверять всяческие шаурмичные чаще, чем раз в три года.

«Для открытия бизнеса достаточно лишь направить уведомление в Роспотребнадзор, и в течение трех лет плановые проверки проводиться не будут», — поясняет Надежда Раева.

Более того, в пандемийном 2020 году правительство объявило дополнительный мораторий на проверки малого бизнеса, чтобы снизить давление на страдающих предпринимателей. Как говорится, чтобы не кошмарить бизнес. 30 ноября 2020 года мораторий на проверки был продлен до конца 2021 года.

Почему же нет проверок? Дело в том, что Роспотребнадзор применяет так называемую риск-ориентированную систему контрольно-надзорной деятельности. Ежегодно проверяются крупные пищевые предприятия с большим объемом продукции и огромной зоной покрытия, куда поставляются продукты, от Калининграда до Сахалина. Раз в два года проверяются предприятия значительного риска, это тоже большие объемы производства.

«Шаурмичные — это четвертая категория риска. Пока не поступит жалоба, мы в этот ларек прийти не можем, — поясняет Н. Раева. — Зачастую мы узнаем о существовании таких объектов только тогда, когда к нам обратятся граждане».

Как правило, в уличных точках фастфуда используется сырье неизвестного происхождения. В прошлом году Роспотребнадзор нагрянул с большой проверкой на одно из предприятий, где производили мясо для шаурмичных. Продукция там оказалась с запашком, и в итоге была остановлена реализация 14 тонн (!) низкокачественного мяса. «При проверке этих предприятий мы видим большое количество обезличенной продукции, мясное сырье, на которое нет никаких документов, а если они даже есть, то мы никак не можем их идентифицировать», — отметила специалист.

Риск получить отравление после употребления уличной еды очень велик. Повара готовят шаурму нередко в антисанитарных условиях. У них нет водопровода, туалета, они не моют руки, режут одним ножом и сырое мясо, и овощи. Шаурма редко проходит полную термическую обработку, в точках далеко не всегда есть холодильники (это дополнительные затраты), поэтому соусы и овощи хранятся при повышенной температуре, в них быстро размножаются опасные микроорганизмы. По словам Раевой, в прошлом году в Московской области было зафиксировано несколько случаев массового заболевания людей сальмонеллезом после употребления шаурмы.

Спрос на уличную еду подогревается и общим падением доходов граждан. По данным НИУ ВШЭ, россияне в прошлом году обеднели на 18% (хотя Росстат приводит более оптимистическую цифру — 8%.). А если есть спрос, есть и предложение. Поход в хороший ресторан или приличное кафе с семьей или друзьями стал для многих недоступной роскошью. Зато ларьки с фастфудом попадаются на каждом шагу. И элементарный санитарный контроль над их деятельностью все-таки должен быть. Призыв «не кошмарить бизнес» не означает, что можно кошмарить простых потребителей, подвергая их здоровье опасности.

Источник: mirnov.ru

Оцените статью
Добавить комментарий