Жизнь — за гараж

Политика

ЧП в курортном Адлере: 61-летний, характеризующийся соседями и знакомыми сугубо положительно Вартан Кочьян застрелил двух судебных приставов.

Те в сопровождении экскаватора приехали сносить гараж-дом мужчины по судебному решению. И… погибли.

«МН» особенно часто пишет о чаяниях россиян — жителей различных городов, чья частная собственность вдруг оказывается как бы вне закона, объявляется самостроем. Вот и трагедия Вартана Кочьяна и его жертв не попадает под определение сугубо местечковой. ЧП федерального значения!

НЕ САМОЗАХВАТЫВАЛИ – ПОЛУЧАЛИ

— Действительно федерального, — уверен эксперт по национальной безопасности, председатель Волгоградского отделения судебно-экспертной палаты РФ, преподаватель РАНХиГС при Президенте РФ Виталий Бегеза.

Виталий обладает информацией из первоисточника — есть друзья и знакомые в Адлере, где сейчас только об этом происшествии и говорят.

— Уже довольно много информации в СМИ, но крайне мало достоверной, — продолжает он. — То сообщают, что якобы Кочьян многоквартирный дом незаконно построил, его будто бы и пытались снести. То пишут: даже не дом, а магазин, также нелегальный… На самом деле две постройки — сарайчик на первой линии от берега моря и гараж с двумя надстроенными жилыми этажами.

Неподалеку проходит железная дорога, и это важная деталь: землю под гаражи и постройки при СССР выделяли железнодорожникам, тогда и возник гаражный кооператив. В городе, где земли (а тем более в нескольких метрах от моря) на всех желающих явно не хватит, гаражики надстраивались и даже использовались под жилье и дачи. Тогда в этом никакого криминала не видели. Участки-то люди не самозахватывали — получали от государства! На законных основаниях! Вот только земля тогда не оформлялась в собственность на каждого члена кооператива.

ГОСУДАРСТВО СПРОВОЦИРОВАЛО?

Но распался Советский Союз, кооператив самоликвидировался, а постройки остались. Владельцы многократно обращались в администрацию города с просьбами оформить гаражи и постройки в законную собственность. Получали отписки.

А примерно год назад администрация города выступила инициатором серии судов по признанию этих самых построек незаконными. Суды владельцы гаражей и сарайчиков проиграли, стали с покорностью постройки сносить. А Кочьян оказался непокорным.

— Никто не оправдывает стрелявшего! — подчеркивает Виталий Бегеза. — Естественно, будет сидеть в тюрьме, понесет наказание — а как по-другому за убийство-то! Но, с другой стороны, представьте: к вам в дом, который строил ваш отец, где вы сами выросли и благоустраивали его (а Кочьян переоборудовал гараж как частный дом, в общем, имел право), приходят и говорят: вы больше здесь не живете, а постройку снесут как незаконную.

Государство, считаю, в общем и целом спровоцировало ситуацию. Где гаражная амнистия, когда люди, получавшие гаражи либо участки под них при СССР, могли оформить их в упрощенном порядке согласно нынешнему законодательству?!

Вопрос еще вот в чем. Кочьян проиграл суд первой инстанции. Подал апелляционную жалобу — заседание по ней должно было состояться аж в августе. Однако приставы явились почему-то сносить задолго до. К чему такая спешка? Приставы представляли интересы государства или (есть и такое мнение у жителей Адлера) местных чиновников и олигархов, уже подготовивших проект для реализации своих бизнес-интересов на побережье, на месте тех самых сносимых в спешном порядке гаражей?

— Есть информация, что превысили должностные полномочия, — предполагает Виталий Бегеза. — Сейчас будет проводиться расследование под самым высоким контролем. Но это уже мало что поменяет в жизни самого Кочьяна.

Любопытно, что «адлерский стрелок» характеризуется в городе с положительной стороны. «Спокойный, взвешенный», — отзываются все, кто его знал. Многие годы работал начальником узла связи при железной дороге. Работяга — тот самый гараж-дом возвел собственными руками. Вдовец, есть взрослая дочь. Незадолго до ЧП перенес инфаркт, рассказывают соседи. Экспертиза определит, находился ли мужчина в момент совершения преступления в состоянии аффекта.

Про погибших приставов тоже говорят только хорошее. Молодые ребята, чуть за тридцать, у одного двое маленьких детей, второй всего пару месяцев назад женился. В противоправных действиях ранее не замечены.

В настоящее время Кочьян находится в СИЗО. Его обвиняют в посягательстве на жизнь лиц, осуществлявших правосудие (ст. 295 УК РФ), покушении на убийство двух и более лиц (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ). Ему грозит пожизненный срок.

ОТСТОИМ ПРАВА ЖИЛЬЦОВ!

Ситуация, отчасти похожая на адлерскую, складывается с уже известным читателям «МН» домом — мы публиковали материал об обескураженных жильцах в Щербинке по улице Заводская, 7А.

Люди законным путем, за кровно заработанные приобретали квартиры в двухэтажном доме с мансардой. И вдруг нынешней весной приходит иск в суд. Истец — Департамент городского имущества — требует признать жилой дом самостроем и… правильно, снести.

— Мы подняли всю имеющуюся документацию на данный объект, — рассказывает руководитель коллегии адвокатов «Вербицкая и партнеры» Юлия Вербицкая-Линник. — Жилой дом принят в эксплуатацию в установленном законом порядке — актом от 4 ноября 2004 года. Другой документ — об утверждении дома данной площади, с указанной этажностью, со всеми коридорами, по сути, с выделенными квартирами — утвержден, в свою очередь, постановлением главы города Щербинка от 19 ноября 2004 года под №932. Далее объект поставлен на кадастровый учет, право собственности зарегистрировано в Росреестре — это является признанием со стороны государства абсолютно законного права собственности. Чуть позже введен в эксплуатацию мансардный третий этаж, что также утверждено официальным постановлением главы Щербинки от 28 января 2005 года №47, и зарегистрировано право собственности на него.

Почему же 16 годами спустя объект вдруг хотят признать самовольной постройкой при наличии всех разрешительных документов?! Формальное основание: за эти годы застройщик распродал дом по долям 17 владельцам. Однако ведь на стадии регистрации купли-продажи не возникало вопросов ни к продавцу, ни к покупателям, эти сделки также регистрировались официально.

— Правовой нонсенс! Дом принят, к сетям подключен, не перестраивался, нет перепланировок либо достроек, ни реконструкций, ни реставраций… Государство признавало и регистрировало сделки, жильцы купили квадратные метры, построенные строго на основании разрешений, — перечисляет адвокат Вербицкая-Линник. — Хотят объявить самостроем на единственном основании — изменении числа собственников? Однако закон не ограничивает количество собственников, их может быть сколько угодно.

Остается надеяться, что грамотным юристам удастся отстоять права жильцов, среди которых и пенсионеры, и молодые семьи с малолетними детьми. Жилье для них всех единственное. Если приедут сносить — нет гарантии, что у кого-то не сдадут нервы, как у Вартана Кочьяна, и дело не закончится бедой.

Какой можно сделать вывод из этих историй? Земельное и жилищное законодательство в России требует тщательной и грамотной доработки.

Источник: mirnov.ru

Оцените статью
Добавить комментарий