Докатились! Цена пандемии и протестов для минской маршрутки

Политика

Докатились! Цена пандемии и протестов для минской маршруткиЭкономика 08:03 19.02.2021Получить короткую ссылкуhttps://cdn12.img.sputnik.by/images/07e5/02/12/1046950195.jpgSputnik Беларусьhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pngSputnikhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pnghttps://sputnik.by/economy/20210219/1046950326/Dokatilis-Tsena-pandemii-i-protestov-dlya-minskoy-marshrutki.html

Пассажиропоток в минских маршрутках сократился в два раза, в регионах — и того больше. Как оказалось — виновата здесь не только пандемия. И что с ценами на проезд?

Снижение пассажиропотока, падение выручки, закредитованность по автомобилям и сложные переговоры с властями по президентскому указу №143, который предусматривает льготы госпредприятиям и частникам в пандемийные времена, это не весь «набор прелестей», с которыми сейчас сталкиваются маршрутчики.

Проблемы испытывают те, кто занимается извозом в городах, и те, кто возит людей по стране. При этом всем ждут, когда времена коронавирусного упадка закончатся. А когда они закончатся – не известно никому. Корреспондент Sputnik Денис Кошелев попытался разобраться в том, что ждет минские маршрутки в ближайшее время.

Водитель Владимир работает на одном из загруженных столичных маршрутов. Его микроавтобус Mercedes пересекает весь город, связывая 20-километровую линию десятками остановок, – из «Малиновки» до «Зеленого луга».

В профессии Владимир больше 15 лет. И почти все это время управляет пассажирской маршруткой. Таких «убыточных» времен и не помнит. Хотя в момент общения в маршрутке все места были заполнены.

«Это время такое, утреннее. Потом полупустым буду ездить до обеда. Но если подытоживать за последние месяцы – людей меньше в маршрутках стало. И это повезло, что у нас в стране не было карантина этого, локдаун или как там его называют. Если бы закрыли все – думаю, пришлось бы несладко, искал бы новую работу», — рассказывает собеседник.

Владимир поясняет, что его ситуация еще «цветочки». Потому что он лишь наемный работник.

«Мои знакомые занимаются извозом в регионах. Им вообще тяжко – машины в лизинг взяли. А отдавать долги-то нечем! Кто ездил в регионы? Дети, студенты. А там, в деревнях, у многих пожилые родители, родственники. Коронавирус привезти им? Потому у тех вообще пассажиропоток упал. Хоты ты закрывайся», – возмущенно размахивает руками Владимир на стоянке конечной станции.

Кто-то из пригородов ездил в столицу на работу, пандемия пришла – многие организации ушли на удаленку, а кто-то вообще сократил штат. От этого тоже маршрутки пустеют, говорит водитель. В итоге падают выручки.

«Если раньше под 400 рублей за сутки выходило, то сейчас, дай бог, чтобы 200», – подытоживает беседу Владимир.

В начале прошлого года маршрутчики были уверены: пандемия пройдет быстро. Мол, в этой теме больше паники, нежели реальной угрозы. Но угрозу – уже своему бизнесу – перевозчики почувствовали в апреле, когда даже в Минске пассажиропоток упал в два раза.

«Это было ужасное время. У некоторых наших перевозчиков объем пассажиропотока сократился и вовсе на 80%. Это огромные цифры. Если вспомните – на волне пандемии весной даже в метро было свободно. Многие люди испугались неизвестной болезни», — рассказала председатель Ассоциации профессиональных перевозчиков пассажиров (АППП) Екатерина Станкевич.

По мнению Екатерины, выручки от перевозок тоже сократились. Но с кредитами на машины как-то разобрались. Лизинговые компании, которые давали частникам транспорт, шли на уступки. В частном порядке снижали объемы платежей, растягивали сроки, давали отсрочки. Помогла и банальная коллежская выручка.

«Помогали друг другу – кто с ремонтом, кто деньгами на ремонт, на выплату налогов одалживали. Кто-то, чтобы не обанкротиться – продавал часть машин», — отметила глава АППП.

По ее словам, маршрутчики шли на риск – и не снижали количества рейсов, несмотря на падение пассажиропотока. Чтобы соблюсти так называемую социальную дистанцию. Пусть и в ущерб себе. Извозчики ждали поддержки государства. И она пришла.

Президентский указ «О поддержке экономики» подписан 24 апреля 2020 г. Главная задача документа – минимизировать влияние на экономику мировой эпидемиологической ситуации.

«К самому указу вопросов нет. Но есть вопросы к его применению. Все дали на откуп местным органам власти. В том числе и решение по отсрочке налоговых платежей. И если один исполком принимал положительное решение для перевозчика в течение 3 недель, без всяких проблем, то другой – в течение трех месяцев. В момент, когда нужно помогать, нам фактически ставили палки в колеса», – заметила Станкевич.

По мнению эксперта, платить налоги многим частникам было не из чего. Выручки ведь минимальные. Купить запчасти, заправить бак автомобиля. Даже крупные компании с многолетней безупречной репутацией ушли в «двоечники», получали предупреждения от контролирующих органов.

«Был случай, когда пытались отнять у водителя на диспетчерской выручку в счет погашения долга по налогам. Были административные взыскания. Это непонятно, обидно, потому что налоги всегда ж платились исправно – и в тот момент, когда нам нужна была поддержка, мы ее толком не получили», – рассказали в АППП.

Как только в Минске ввели масочный режим – в маршрутках это правило тоже ввели.

Вход в транспорт только в средстве индивидуальной защиты. Проезд – тоже в нем. Но за маски, оказалось, пассажир ответственности не несет. То есть водитель должен и контролировать, чтобы все пассажиры были в масках, и главное – транспортом управлять.

Маршрутчики жалуются на падение пассажиропотока по многим причинам

«Если пассажир едет без маски, то водитель и перевозчик заплатит штраф. Вплоть до расторжения договора. И были случаи – штрафовали. По пять базовых выписывали», — уточняет эксперт.

Ситуация на рынке перевозок стала улучшаться летом. Пандемия, вроде бы, стала отступать. Минздрав рапортовал о рекордно низких суточных случаях заболеваемости. Граждане возвращались к нормальной жизни, которая была до коронавируса.

Но наступил август, а после выборов начались акции протеста, самые массовые из которых проходили в Минске. С конца лета и до конца осени по выходным в столице транспорт работал с перебоями. Как наземный, так и подземный. Досталось и маршруткам.

К примеру, на одном маршруте в один будний день выполнялось 30 рейсов, а по выходным только девять.

Все водители маршрутных такси – военнообязанные. А транспортные предприятия относятся к категории тех, кого могут задействовать госорганы в случае ЧС. В итоге задействовала маршрутки в своих целях белорусская милиция.

«Закон есть закон, мы его исполняем. Некоторые компании давали машины для транспортировки  правоохранителей. И что в итоге вышло? Во время акций некоторые авто повредили митингующие: выбили стекла, помяли кузова. Машины милиция вернула, но кто оплатил ремонт? Страховые компании заявили – не их случай. Маршрутчики в итоге ремонтировали технику за свой счет. А за что, когда прибылей нет», — сообщила подробности руководитель Ассоциации пассажирских перевозок.

По мнению экспертов, сложившаяся ситуация не дает транспортникам «оклематься». Пассажиропоток хоть и вырос к зиме, но все же не достиг допандемийных времен.

В Ассоциации профессиональных перевозчиков пассажиров просят власти дать возможность транспортникам делать материальные выплаты сотрудникам до взноса ФСЗН. Нынешними нормами этого делать нельзя. Это значит, если налог не уплачен, выплачивать зарплату тому же водителю –  нарушение. Также транспортники просят органы исполнительной власти чаще давать рассрочки налоговых платежей.

«Мы не просим отменить налоги, списать их. Дайте нам возможность меньшими кусками их платить в непростое время. Компании продолжат работу на рынке, а бюджет все равно получит причитающиеся деньги. Главное – снизить долговое бремя. Чтобы транспортные компании могли спокойно работать, а не ждать предписаний и штрафов, и думать о своем закрытии», – считают в АППП.

По словам главы ассоциации, в пандемию транспортные компании не закрылись, но работают с «пробуксовкой.

Антон в этом бизнесе работает 17 лет. На его памяти, труднее нынешних времен был 2011-й, когда государство держало цены на проезд. Но затраты росли, росла и инфляция.

Сегодня ситуация несколько схожа с той, что была 10 лет назад, но отличается, как говорится, своим происхождением.

«Мы относимся к этому с пониманием. Потому что коронавирус – не чья-то выдумка. У меня три крупных маршрута в Минске, прибыли они не приносят, но и убытков тоже», — поясняет Антон, владелец транспортной компании. Свое имя он попросил изменить.

Пассажиропоток на маршрутах Антона и сейчас снижен на 20%, если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года.

Поможет маршрутчикам только время, в этом уверены они сами

«Работаем в ноль. Как-то выкручиваемся. И не за счет повышения стоимости билета», – уточняет владелец компании.

По его словам, есть «золотое правило» – билет на проезд в маршрутке должен быть по цене литра солярки. Это такой вот «золотой стандарт», хорошо проверенный за годы работы в бизнесе.

«В такой ситуации и пассажиры довольны, и сами маршрутчики получают какую-то прибыль», – уверен Антон.

С его слов, цены на стоимость билетов в Минске формируют сами частники. Главное, сделать калькуляцию и предоставить обоснование в Минтранс.

Стоимость одного билета по маршруту через весь город у Антона – 1 рубль 70 копеек. Из спального района до центра – 1 рубль 40 копеек.

«Тут не поднимать цену необходимо, а понижать. Пассажиропоток не восстановлен же. Но понизить стоимость не получится, люди не поедут, а затраты на обслуживание велики», — считает владелец автокомпании.

Спасаться в сложившейся ситуации приходится путем оптимизации – то есть сокращения количества машин на маршруте.

«Если раньше ездило 10 единиц, то сейчас семь», — отмечает Антон.

Частные извозчики считают, что изменит ситуацию к лучшему в данном случае, как ни удивительно, только время.

Больших доходов в транспортном бизнесе не бывает, сфера затратная. А потому, чтобы выйти на уровень перевозок 2019-го, в том числе и по прибылям, нужно как минимум год, если не два. Да и коронавирус еще не ушел. И уйдет ли?

Источник: sputnik.by

Оцените статью
Добавить комментарий