Девальвация — проект Минфина?

Политика

Доллар — в районе 80 рублей, евро — выше 90. В таком состоянии наша национальная валюта встретила начало октября.

Что же происходит с российским рублем?

СВЕРШИВШИЙСЯ ФАКТ

Прежде всего, волноваться не стоит — девальвация уже произошла, причем довольно существенная. Что будет дальше, вам никто сейчас точно не скажет. По крайней мере, из тех, от кого это зависит. Однако все же интересно разобраться с причинами того, что случилось.

В начале года доллар стоил 62 рубля, сейчас — 80. То есть курс рубля к доллару за девять месяцев этого года упал едва ли не на четверть. Это очень много. Конечно, многие аналитики объясняли это пандемией коронавируса, что, естественно, ничего не объясняет, она была во всем мире. А также падением цен на нефть, что уже похоже на правду: рубль наш далеко не золотой, привязан скорее к цене черного золота. И после мартовского обрушения он постепенно восстановился вместе с ценами на нефть.

Но вот посмотрим на нынешний сентябрь: в течение месяца рубль потерял 7,5% относительно доллара. И это при том, что доллар вовсе не выглядел крепкой валютой, сам дешевел относительно евро. Теперь эксперты и правительственные чиновники вещают нам из всех утюгов, рассуждая о «росте геополитической напряженности между Россией и Западом», а также об «общей напряженности на рынках в связи с выборами президента США».

ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА

Тут, разумеется, есть два вопроса. Первый: а что, в последние лет пять по меньшей мере эта напряженность не наблюдалась? Да все уже давно учли эти риски, как говорят финансисты, заложили в цены. Второй: из США специально целились своими выборами по российскому рублю, высокоточное финансовое оружие изобрели? (Ну, может, не только по рублю, турецкую лиру, например, довольно сильно зацепило, но все же.)

А вот если взглянуть не на то, что происходит в глобальном масштабе, а на то, что творит наше родное правительство, многое проясняется.

Взять, например, российский бюджет. Если помните, в начале года, когда кризис только начинался, карантина еще не было, но нефть уже упала в цене, чиновники говорили, что бюджет будет дефицитным, проще говоря, его доходы окажутся меньше расходов. И для покрытия этого дефицита, видимо, придется распечатать святая святых, кубышку Минфина — Фонд национального благосостояния (ФНБ). Потом, с развитием кризиса, из этой же кубышки многие экономисты предлагали помогать экономике по примеру западных стран — за счет денежных выплат населению, чтобы подстегнуть спрос на продукцию предприятий. И надо сказать, что экономике действительно помогли, правда, в масштабах на порядок меньших, чем на Западе. Да и деньги раздали в основном не населению, а крупнейшим корпорациям, частным и государственным, но это отдельный разговор.

Нам же важнее судьба кубышки. А происходило с ней вот что. С 1 января по 1 сентября этого года ФНБ не то что не поиздержался, спасая экономику, напротив, сильно раздобрел. Его объем вырос более чем на треть, со 126 до 178 млрд долларов!

Как же Минфин финансировал дефицит бюджета? На самом деле это не важно — мог занять денег на финансовом рынке, мог где-то урезать или задержать финансирование — у нас у правительства вечные проблемы с освоением бюджетных средств.

Важнее другое — механизм формирования ФНБ. Устроен он так. При высоких ценах на нефть бюджет получает «лишние» доходы, а в страну приходит излишек нефтедолларов, что грозит неприятным для экспортеров укреплением рубля. В этом случае Минфин за счет лишних доходов скупает на российском внутреннем рынке лишние доллары и откладывает в кубышку. При низких ценах на нефть должно происходить наоборот — Минфин продает доллары за рубли, пополняя рублями бюджет, а долларами — их дефицит на внутреннем рынке. И бюджет стабилен, и курс рубля — всем хорошо!

Была даже рассчитана равновесная цена, при которой ФНБ не должен ни продавать, ни покупать валюту, — немногим более 40 долларов за баррель российской нефти марки Urals (эта цена год от года потихоньку растет). А исходя из нее рассчитаны параметры бюджета, определено налогообложение нефтяников.

Так вот в этом году цена на нефть была в среднем значительно ниже равновесной, однако Минфин продолжал закупать валюту для нужд ФНБ, причем ударными темпами. Иными словами, не уводил излишки долларов, а создавал их дефицит. При том, что руб­лей становилось только больше за счет тех же правительственных программ поддержки экономики. Дальше все просто — если рублей больше, а долларов меньше, стоит ли удивляться, что доллар дорожает относительно рубля?

ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ИНФЛЯЦИЯ

Зачем это нужно Минфину? Все просто. Доходы-то бюджета в значительной части — нефтедолларовые, а расходы — рублевые. Чем дороже доллар, тем больше доходов в рублевом выражении, тем проще исполнить бюджет.

При этом, конечно, растут в цене импортные товары, а в перспективе все товары, поскольку в производственных цепочках у нас большая доля импортного сырья и оборудования. И это могло бы возмутить следящий за инфляцией Банк России. Но пока этого не происходит, кризис помогает — доходы граждан падают, спрос на товары — тоже, откуда взяться росту цен? А что будет через годик-другой, наши экономические власти, похоже, мало волнует.

Есть, конечно, и один неприятный текущий момент — резкое падение уровня жизни граждан. И это вопрос не столько к чиновникам, сколько к выборным властям — Госдуме, президенту. Но депутаты с высоты своих зарплат и прочих доходов таких проблем просто не замечают, да и граждан, видимо, для них нет — сплошь «население». Президент же, похоже, слишком занят — с головой ушел в геополитику…

Источник: mirnov.ru

Оцените статью
Добавить комментарий